Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Земные лунные камни

Алексей Лагутенков

Моя специализация — экспертиза драгоценных камней, много лет я занимаюсь изучением минералов, в том числе тех, которые используют в ювелирном деле. Среди этих минералов немало редко встречающихся, а также обладающих необычными свойствами. В древности им приписывали магическую силу и давали имена, указывающие на связь с природными явлениями или объектами. Таков лунный камень, о котором хочу вам сегодня рассказать. Вот только должен оговориться: «лунными» на протяжении веков называли совершенно разные камни.

Нужна и ещё одна оговорка. В разговоре о лунных камнях мы с вами вынуждены будем обратиться к предметам и явлениям, известным задолго до развития минералогической науки — она возникла не ранее второй половины XVIII века, а понятия «химический элемент» и «химический состав вещества» появились и того позже. Оттого, затрагивая древние времена, я позволю себе называть минералы, минералоиды и горные породы просто камнями. Итак…


Жемчужина и её внутренняя структура. Фото Александра Жильцова.
Фигурка «Медведь» из селенита. Россия. Пермский край. Из частной коллекции Валерия Ковалёва. Фото Алексея Лагутенкова.
Шар из селенита, демонстрирующий волокнистую «световодную» структуру минерала, аналогичную улекситу. Из частной коллекции Валерия Ковалёва. Фото Алексея Лагутенкова.
Селенит, Украина. Фото Юлии Сыпало (@Julia Crystals).
Кольцо с адуляром, Таиланд. Фото Александра Жильцова.
Колье с адулярами Луиса Комфорта Тиффани, 1910 год. Музей Метрополитен, Нью Йорк, США. Фото Алексея Лагутенкова.
Беломорит — разновидность альбита, Россия. Фото Алексея Лагутенкова.
Синтетический лунный камень. Фото Александра Жильцова.

Пожалуй, самый древний «камень», который люди связывали с Луной, — это жемчуг. Первые упоминания о нём и его «волшебной» способности изгонять «силой Луны» ночных злых духов встречаются на клинописных табличках из Месопотамии (4000 лет до н. э.), а позже — в индийских религиозно-философских трудах «Веды» (около 1700 лет до н. э). Довольно долгое время этот дар моря прочно занимал место единственного лунного камня. С точки зрения современной науки, жемчуг всё же не камень, а минералоид — твёрдое округлое биогенное образование, извлекаемое из раковин некоторых морских и речных моллюсков. Жемчуг не относится к минералам, хотя содержит в своём составе неорганический кальцит-арагонит, помимо органического рогоподобного белкового вещества конхиолина. Однако в те далёкие времена, когда появились первые упоминания о жемчуге, о таких мелочах не думали, точнее, не догадывались.

Прошли тысячелетия. Древний Рим оказался прагматичнее Месопотамии: из мистического камня жемчуг превратился в символ роскоши. Большие, идеально круглые жемчужины называли унио (лат. unio), в буквальном переводе «уникальный». Второе название жемчуга — Маргарита (лат. Margaritae, греч. Μαργαρίτης). Оно отражено в научном названии некоторых моллюсков, в раковинах которых образуется жемчуг. Все современные варианты женского имени Маргарита, например Маргарет, Марго, произошли от латинского или греческого названия жемчужины. Никакой связи с Луной не осталось и в помине!

Место лунного камня занял селенит — волокнистая разновидность минерала гипса, который относится, по современной классификации, к водным сульфатам кальция CaSO4·2H2O. В Древнем Риме селенит имел чисто практическое применение. Благодаря параллельно-волокнистому строению кристаллической решётки камень легко раскалывался на тончайшие пластинки, которые римляне, наряду со слюдой, вставляли в окна вместо стекла. Об этом свойстве минерала писал в 77 году древнеримский писатель-эрудит Плиний Старший в энциклопедическом сочинении «Естественная история». Он назвал селенит Lapis Specularis, то есть «камень, подобный зеркалу», и описал его «лунные» свойства: «…селенитом этот камень называют за то, что его блеск растёт и убывает в зависимости от того, растёт или убывает Луна». В утверждении писателя нет никакой мистики. Действительно, при убывающей Луне её свет каждую ночь становится слабее, и лунный камень отражает его всё меньше, «теряя» блеск. Растущая Луна даёт обратный эффект.

Средневековые учёные, разумеется, не могли пройти мимо «чудесной взаимосвязи» Луны и селенита и добавили ему таинственности. Например, немецкий натуралист Георгий Агрикола (1494—1555), которого считают создателем минералогии, утверждал: «Греки называли этот камень селенитом, потому что обнаружить его можно было только в полночь, когда Луна нарастает. Благодаря своей прозрачности, этот камень запоминает ночное изображение Луны и воспроизводит его днём, в соответствии с тем, растёт или убывает ночное светило»*. Подобными свойствами этот минерал, конечно, не обладает.

История современного «лунного камня», известного также под названием адуляр, началась в 1780 году, когда итальянский геолог Эрменегильдо Пини впервые опубликовал научное описание калиевого полевого шпата, найденного у подножья швейцарского горного массива Адула и потому получившего название адуляр. Будучи отполированным, минерал давал сияние, которое выглядело как голубовато-белый свет Луны в полнолуние. Этот эффект получил название адуляресценция.

В 1795 году тот же самый минерал самостоятельно открыл французский геолог-исследователь Жан-Клод Деламетри и дал ему собственное название — гекатолит (Геката — имя древнегреческой богини лунного света), потому что и у него свечение вызвало ассоциацию с мягким светом Луны. Неудивительно, что, говоря об адуляре и гекатолите, специалисты чаще всего используют название «лунный камень».

Адуляресценция, или шиллер-эффект (от немецкого schillern — переливаться), визуально выглядит как бледно-голубой блик, как будто бы перемещающийся под поверхностью камня. Заметить его можно, если вращать адуляр, огранённый в виде кабошона. Это оптическое явление проявляется только при освещении. Сам по себе лунный камень светиться не может. Эффект возникает как результат взаимодействия света и внутренней микроструктуры минерала. Адуляр по химическому составу — калиевый алюмосиликат KAlSi3O8, полевой шпат из группы ортоклазов. Он состоит из сросшихся тонких пластин, расстояние между которыми сравнимо с длиной световой волны (около 0,5 мкм). В результате световые волны, отражённые от внутренних слоёв минерала, интерферируют и создают то самое загадочное мерцание.

К группе полевых шпатов относится до 41% всех минералов, образующих земную кору, но лишь несколько минералов помимо адуляра заслужили название «лунный камень» за неповторимый голубоватый внутренний свет.

В 1815 году шведские минералоги Йохан Готлиб Ган и Йёнс Якоб Берцелиус опубликовали описание открытого ими натриевого полевого шпата (алюмосиликата NaAlSi3O8 из группы плагиоклазов). Они назвали его альбитом, от латинского albus — «белый». В отдельных образцах альбита также можно увидеть явный эффект адуляресценции, как и в адуляре. Но в альбите проявляется ещё и эффект «кошачьего глаза» — узкого светового блика, бегающего по поверхности минерала под воздействием перемещающегося источника света.

В 1925 году академик Александр Евгеньевич Ферсман — «поэт камня», как говорили о нём современники, — нашёл на побережье Белого моря новую разновидность альбита с очень яркой адуляресценцией и назвал его беломоритом. Так в нашей стране появился свой собственный «лунный камень». Сегодня беломорит — украшение любой минералогической коллекции.

Вплоть до конца XIX века лунные камни были знакомы только специалистам. Они получили широкую известность и стали считаться полудрагоценными благодаря американскому ювелиру Луису Комфорту Тиффани, который использовал их в 1890—1910 годах в украшениях в стиле модерн. Сейчас с этими камнями больше всего работают индийские мастера. На международных ювелирных выставках-ярмарках многочисленные торговцы из Индии предлагают самые разные варианты лунных камней. Правда, это могут быть как настоящие лунные камни, так и искусственные, выращенные в лаборатории. Специалисты умеют их отличать. Одна из главных особенностей природного полевого шпата адуляра — голубоватый световой блик под поверхностью, который никогда не встречается у синтетических камней.

Комментарии к статье

* «The birth and development of the geological sciences» by ADAMS F. D., London, 1938, p. 463.

Другие статьи из рубрики «Рассказы о минералах»




Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее