Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Насколько велика знаменитая Великая хартия вольностей

Вадим Устинов, историк

История Великобритании богата на всевозможные красоты. Это ни в коем случае не означает, что она чем-то кардинально отличается от истории других стран или покоряет каким-то особым изяществом и очарованием. Просто-напросто англичанам присуще неудержимое стремление давать историческим событиям и документам звучные, эффектные названия, которые порой весьма слабо коррелируют с их содержанием, но успешно затуманивают саму суть явления — например, «Славная революция», «Войны Роз», «Книга Страшного суда». В этот ряд с полным правом можно также поставить знаменитую Magna Carta, или в русском переводе — Великую хартию вольностей.

Уильям I Завоеватель (1027/1028—1087), король Англии с 1066 года. Портрет кисти неизвестного художника. Национальная портретная галерея, Лондон. Иллюстрация: Wikimedia Commoms/PD.

В конце XIX века «отец истории права» Фредерик Уильям Мейтленд заявил по поводу Великой хартии вольностей: «И всё же, несмотря на все свои недостатки, этот документ становится, и становится по праву, священным текстом, наиболее приблизившимся к непреложному „основополагающему статуту” среди всех, когда-либо существовавших в Англии». Почти столетие спустя похожую мысль высказал судья Альфред Томпсон Деннинг, барон Деннинг, более двадцати лет занимавший высокую должность хранителя архивов. В своей речи, посвящённой 750-летию Великой хартии, он назвал её «величайшим конституционным документом всех времён — основой свободы личности против власти произвола тиранов»...

Продолжение статьи читайте в номере журнала

Журнал добавлен в корзину.
Оформить заказ



Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее