Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Своевольные булгарии

Леонид Смирнов, Санкт-Петербургское микологическое общество. Фото автора

Далеко не каждый грибник знает о существовании булгарии пачкающей (Bulgaria inquinans) — интересного и по-своему красивого сумчатого гриба.

Моя первая находка булгарии пачкающей на упавшем стволе дерева, 26 сентября 2007 года.
Рекордно ранние экземпляры булгарии. 13 июля 2017 года.
Грибная молодёжь.
Разновозрастные булгарии.
Молодые экземпляры булгарии, взбирающиеся по стволу живого дерева.
Так выглядят эталонные экземпляры булгарии. Не правда ли, словно глаза леса?
Булгарии в пору зрелости.
В старости булгарии начинают сморщиваться и засыхать.
Подмороженные булгарии, 1 ноября 2017 года.
Плодовые тела грибов приобрели странную окраску из-за неблагоприятных условий.

Булгария встречается во многих странах Европы, Азии и Северной Америки — в умеренной и субтропической зоне. В России она тяготеет к более тёплым районам, включая Кавказ и юг Дальнего Востока, но неплохо чувствует себя и в средней полосе. А вот на северо-западе страны булгария — редкая гостья. И потому каждая её находка выше шестидесятой параллели — событие для микологов. В силу своей редкости на северной границе ареала этот гриб попал в Красные книги Санкт-Петербурга, Ленинградской и Новгородской областей.

На юге плодовые тела булгарии пачкающей обычно образуются с сентября по март, а в более северных районах — с июля по ноябрь. Но, конечно, конкретные сроки роста во многом зависят от погоды.

Растёт булгария одиночно и группами (часто тесными) на покрытой корой древесине лиственных пород. Долгое время считалось, что она обитает исключительно в широколиственных и елово-широколиственных лесах, появляясь на гниловатом дубовом валежнике (стволах и крупных ветвях) через один-два года после гибели дерева. Но сейчас большинство специалистов сходятся на том, что этот гриб может переходить с дуба на другие лиственные породы. В первую очередь, на берёзу, а также на осину, вяз, бук и граб. Булгария пачкающая — сапротроф, организм, питающийся отмершими останками других существ.

Выглядит булгария весьма необычно и хорошо запоминается. В юном возрасте гриб похож на чуть приплюснутый, шероховатый светло-коричневый шарик с мельчайшими, более тёмными бугорками на поверхности. У него имеется крохотная ножка длиной до 3 мм. Вскоре на вершине гриба открывается маленькое отверстие. По мере роста булгария утрачивает правильную форму, превращаясь в обратный конус с округлыми краями, а отверстие растёт, открывая взгляду гладкий и блестящий, глянцевый черноватый диск гимения — тонкого спороносного слоя.

Взрослые экземпляры булгарии пачкающей вырастают до 3, реже до 5 см в диаметре и до 2 (реже до 3,5) см в высоту. С возрастом они всё сильнее напоминают уменьшенный вариант весьма редкого и чрезвычайного колоритного аскомицета — саркосомы шаровидной. Черноватый диск гимения увеличивается, постепенно закрывая наружную поверхность булгарии и словно пытаясь по периметру стекать по стенкам плодового тела вниз. В старости весь гриб становится черноватым и похожим на лепёшку. Умирая, булгарии сморщиваются и засыхают. В таком виде они могут сохраняться по несколько лет.

В засуху гимений булгарии покрывается морщинами, а всё плодовое тело выцветает и скукоживается. Но после возобновления дождей гриб может ожить и почти восстановить нормальную форму и цвет.

Охряно-бурая (до охристо-коричневой) мякоть гриба — плотная и упругая, похожа по консистенции на резину или плотное желе. Она обладает приятным грибным запахом или не пахнет вовсе. Споры обильно выделяются из грибов и окрашивают ствол дерева или грунт. Отсюда и возникло видовое название булгарии — пачкающая (inquinans).

Подавляющее большинство микологов считают булгарию несъедобным грибом. В Китае её искусственно разводят для применения в лечебных целях. В старину эти грибы использовали для окраски шерсти.

Первая моя встреча с булгарией пачкающей состоялась 26 сентября 2007 года. Это был обычный поход по моим любимым местам недалеко от границы заказника «Сестрорецкое Болото». Я никак не ожидал наткнуться на огромное скопление разновозрастных булгарий на валежном стволе берёзы. Лес вокруг был смешанный, дубами там даже не пахло. И за сотни предыдущих походов я этот вид там никогда не встречал.

На разных участках берёзового ствола обнаружились сочные булгарии пачкающие — от бодро идущих в рост «младенцев» до активно плодоносящих «старичков», уже успевших испачкать белую кору тёмными спорами. Я сделал множество снимков и разместил их на форуме «Грибы Ленинградской области». Надежда, что гриб поселился надолго, не сбылась. Несколько лет кряду я проверял эти места, но булгария пропала и, казалось бы, совершенно безвозвратно.

Вторая встреча с булгарией пачкающей произошла через пять лет — 21 ноября 2012 года в заказнике «Северное побережье Невской губы». Она была куда более «правильная» с точки зрения субстрата — грибы выросли на упавшем дубе. А вот сроки удивили: живые и здоровые булгарии созрели и прекрасно себя чувствовали на пороге календарной зимы. Да, осень в том году оказалась очень сырой и относительно тёплой, но всё же позади было несколько заморозков и снег уже выпадал в конце октября и начале ноября (правда, оба раза его быстро смывали дожди). Впрочем, по наблюдениям миколога-любителя Станислава Владимировича Кривошеева, в этих местах при условии мягкой зимы булгарии вполне способны развиваться в декабре и даже в январе. Причём их очередная генерация может начаться в последнем осеннем месяце — после перерыва на снег и морозы. То есть в зонах мягкого «атлантического» микроклимата под Санкт-Петербургом в отдельные годы булгарии пачкающие живут по комбинированной схеме: начинают расти летом, как это бывает в средней полосе, а завершают свой жизненный путь отнюдь не осенью, а зимой — подобно популяциям Северного Кавказа.

Третья встреча с булгарией произошла совершенно случайно. 13 июля 2017 года я шёл своим обычным маршрутом неподалёку от заказника «Сестрорецкое Болото» — проверял, что изменилось в лесу за первую половину июля. Искать булгарии пачкающие так рано я и не думал — тем более на живых деревьях, где они расти не могут. Иду, гляжу по сторонам в поисках подосиновиков и феоколлибий, и вдруг замираю от удивления. На корневой шейке берёзы, из зелёного мха таращатся на меня четыре «карих глазика».

Почему булгарии выросли так рано? Ещё более ранние сроки их появления зафиксированы в Тимирязевском парке натуралистом Иваном Викторовичем Матершевым в том же 2017 году. Но всё же природно-климатические условия Москвы и Санкт-Петербурга существенно различаются.

Посмотрим, какая погода царила на юге Карельского перешейка в течение двадцати суток, предшествующих моей находке. Максимальная дневная температура колебалась от +14 до +20 градусов три дня из каждых пяти, ни разу не достигнув +25 градусов. Средний максимум суточной температуры составил при этом +18,5 градуса. Дожди шли в течение двенадцати дней из двадцати. Таким образом, раннему появлению булгарий пачкающих предшествовала относительно прохладная и влажная погода — весьма нетипичная для середины лета в нашем регионе.

По какой причине булгарии захотели и сумели поселиться на живом и даже совершенно не по-вреждённом дереве, я не знаю. Ведь берёзовый валеж поблизости имелся. Быть может, тому виной катастрофические перемены, что произошли в некогда спокойном, тенистом уголке смешанного леса. Пронёсшийся ураган сломал или вырвал с корнем множество осин, берёз, сосен и елей, и вслед за этим последовала масштабная рубка деревьев и расчистка территории. В результате местами кардинально изменилась экосистема, лес был варварски разрежен, до почвы стало доходить гораздо больше солнечных лучей, низкотравные поляны начали зарастать высокотравьем и кустарником, был повреждён мицелий многих видов…

После неожиданной находки я отслеживал жизнь этой популяции неделя за неделей. К 28 июля булгарии расплодились до сотни экземпляров и вышли на пик активности. Ежедневно продолжали появляться новые плодовые тела, которые бодро лезли вверх по стволу дерева — на свободную от грибов кору.

Вслед за первой пошла в рост вторая генерация. Она вышла на свой пик примерно через месяц. 28 августа я снова обнаружил множество молодых экземпляров, которые поднялись ещё выше по стволу или заняли свободные места с другой его стороны. Большинство же июльских булгарий созрели и щедро делились спорами.

К 16 сентября преобладающая часть булгарий второй генерации созрела и пошла в рост третья генерация. Но она ощутимо уступала в силе первым двум. Молодых экземпляров появилось немного. Ещё через две недели можно было наблюдать умирание большинства сентябрьских булгарий. И всё же новые плодовые тела (аски) продолжали появляться на рубеже сентября и октября, хотя и в очень небольшом количестве.

Ту же картину можно было наблюдать и почти весь октябрь. То есть в течение почти 110 дней происходил непрерывный рост асков. И лишь сильные заморозки в конце октября смогли его остановить. Маленькая популяция булгарий продемонстрировала поистине выдающуюся жизнестойкость, пройдя через несколько жарких периодов, череду дождей, иссушающие ветра и серьёзные заморозки, и выдала на-гора сотни плодовых тел.

Холодным днём 1 ноября я обнаружил на нашей удивительной берёзе очередную генерацию булгарий пачкающих, которые поднялись на высоту уже до полутора метров. И зрелые, и молоденькие грибы были изрядно подморожены, но выглядели вполне живыми, не утратившими ни привычную форму, ни окраску. К моему великому сожалению, я пропустил момент, когда булгарии погибли окончательно и бесповоротно. Это произошло где-то в конце ноября. А в начале декабря лес уже лежал под снегом.

Самым интересным для меня был другой вопрос: а возродятся ли эти удивительные грибы в следующем году? Жизненные соки из берёзы они попили преизрядно, и казалось, что дерево дышит на ладан.

И всё же булгарии пачкающие на следующий год возродились. Во втором сезоне их популяция очень ослабла. Плодовые тела появлялись намного реже, между короткими генерациями возникали долгие перерывы, когда полуживые аски оставались в засохшем состоянии или умирали. Однако это тоже была жизнь.

После долгой летней засухи булгарии появились на той же берёзе в третьей декаде августа, то есть существенно позже прошлогоднего. Я обнаружил их с опозданием — 27 августа 2018 года. Большинство из булгарий были молодыми, но выглядели угнетёнными — мелкими, суховатыми. При этом булгарии совершили очередное чудо: появляясь на свет, они пытались обойти зону прошлогоднего роста и отдельные группы поднялись по стволу на высоту до четырёх метров. Хотя обнаружились экземпляры и на корневой шейке берёзы. Там, где булгарии росли на стволе дерева в 2017 году, он покрылся красными микроскопическими водорослями, и казалось, что берёза кровоточит. Словом, дерево выглядело больным и несчастным.

В следующий раз я навестил берёзу 18 сентября. Самые сочные аски росли на высоте от 2 до 4 метров от земли. Некоторые плодовые тела приобрели странный красноватый оттенок — возможно, в результате непогоды и слабости мицелия. 5 октября на дереве преобладали старые экземпляры, но часть из них снова ожили. Цвет булгарий почти вернулся к норме. Ещё через восемнадцать дней грибы были всё ещё живы, теснились, прижимаясь друг к другу боками, словно таким образом спасались от холода. И почти на всех асках появились странные розово-серые корочки.

Последняя встреча с булгариями на живой берёзе состоялась 4 ноября. Плодовые тела имели примерно такой же вид, вот только ещё больше сжались. По моим ощущениям, они по-прежнему оставались живыми, но это было мучительное существование, перемогание в наступившую холодную пору. Жизненный ресурс популяции окончательно иссяк.

В 2019 году я, разумеется, посетил это легендарное теперь уже место. Берёза была явно больна, но не погибла. На её стволе виднелись чёрные корочки засохших грибов — всё, что осталось от некогда сочных россыпей булгарии пачкающей.

Какие же выводы мы можем извлечь из этой истории? Грибы, как и другие живые существа, пытаются приспособиться к климатическим переменам и некоторым видам это вполне удаётся. Южные виды шагают на север, древесные грибы меняют свой субстрат, сроки роста раздвигаются, всё чаще залезая в зимнюю пору.

Пока что можно с полной уверенностью констатировать: булгарии пачкающие доказали свою непредсказуемость, способность нарушать вековые нормы «поведения». И потому они стали ещё более интересны для изучения.

***

Сумчатые грибы, или аскомицеты, — класс грибов, которые объединяются по двум признакам: септированному (разделённому на части) мицелию и специфическим органам полового спороношения — сумкам (аскам).

Другие статьи из рубрики «Лицом к лицу с природой»




Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее