Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Сказка об утраченных глаголах, или Как торопиться, да не оторопеть

Кандидат филологических наук Дарья Зарубина

Фото Натальи Домриной.

Ну и ушлый вы народ —
Ажно оторопь берёт!
Всяк другого мнит уродом,
Несмотря, что сам урод.

Едкие и точные характеристики из сказки Леонида Филатова «Про Федота-стрельца, удалого молодца» частенько приходят на память, когда трудно «не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома». Даже сейчас говорить о том, что непросто высказать своими словами, мне помогает цитата из стихотворения в прозе Ивана Сергеевича Тургенева «Русский язык». Чем точнее выбрано слово, тем ярче впечатление, которое оно производит, и тем выше вероятность, что меткое словцо превратится в крылатое выражение и начнёт «порхать из уст в уста». Удивительно тонкое чувство слова позволило Леониду Филатову написать сказку, которая буквально разлетелась на цитаты и афоризмы.

Порой хочется пристальнее присмотреться к таким фразам, чтобы понять, как рождается волшебство и в сочетании слов проговаривается нечто большее.

Возьмём хотя бы слово «у'шлый». Сколько в нём оттенков смысла!

Энциклопедический словарь (2009) предлагает нам такое толкование: «Ушлый — разг. Пронырливый, хитрый, ловкий. Ушлый мужик. Ушлый хозяйственник. До чего же ушл и подл!» По определению сложно понять, хороша или плоха «ушлость». С одной стороны, она стоит в одном ряду с подлостью, с другой — ушлый хозяйственник, скорее всего, вызовет у нас восхищение, ведь это значит, что он не упустит своего, сделает всё для процветания хозяйства, он домовитый, рачительный, способный обернуть всё к своей выгоде.

В Толковом словаре Татьяны Фёдоровны Ефремовой (2000) позитивное и негативное значения разведены: «Ушлый — 1. Ловкий, способный, 2. перен. Хитрый, пронырливый».

Сергей Иванович Ожегов и Наталия Юльевна Шведова в Толковом словаре русского языка определяют слово «ушлый» через такой же разговорный синоним «дошлый». Вслед за Владимиром Ивановичем Далем они трактуют «дошлый» как «способный дойти до всего, смышлёный, ловкий». А вот слово «ушлый» у Даля имеет совсем другое значение — ушедший, сбежавший. Тамара Анатольевна Буданова и Елена Иннокентьевна Зиновьева в статье «Ушлый в русской языковой картине мира», опубликованной в журнале «Мир русского слова» (№ 4, 2008), провели целое исследование одного этого слова. Они предполагают, что из значения, связанного с глаголом «уходить», и выросло впоследствии переносное «опытный, ловкий, хитрый», ведь для того, чтобы сбежать от преследователя (зверю — от охотника, крестьянину — от барина), нужно быть и сообразительным, и ловким, а имея за плечами такой опыт, «ушлый» уже не попадётся в другой раз.

В народных сказках мы часто встречаем слово «ушла» в описании проделок лисы, которая легко уходит и с места преступления, и от ответственности, перекладывая её на кого-то другого. Так, в сказке «Лисичка-сестричка и волк» из сборника Александра Николаевича Афанасьева она, притворившись мёртвой, «повыбросала всю рыбу и сама ушла», а потом ещё и подставила волка под коромысла баб.

Так делают и герои сказки о Федоте-стрельце: сваливают ответственность друг на друга, как лисичка из сказки, изображая раскаяние, но каждый из них пытается вывернуться, разрешить ситуацию максимально выгодным для себя способом. Эта «эгоистическая» составляющая и делает слово «ушлый» таким амбивалентным — ушлый человек не думает о других, всю смекалистость, ловкость и опыт он использует только для своей выгоды. Когда его выгода совпадает с выгодой общества или других людей, его сметливость оценивается как положительное качество, если же нет — как отрицательное. Но как реагировать на поступки ушлого человека — порой не сразу поймёшь.

Вот и Федот признаётся, что от ушлости Царя, Генерала и Яги его «берёт оторопь». И снова мы видим слово, смысл которого трудно описать парой слов. Когда мы говорим, что человек «оторопел», мы имеем в виду, что он не знает, как поступить. Но каково же было моё удивление, когда я обнаружила, что Владимир Иванович Даль определяет слово «оторопь» через глагол «оторапливать». Согласно словарю Даля, оторапливать, оторопить — это «заторопить, суетливою торопливостью сбить с толку, поставить в тупик. Оторопеть, оробеть, испугаться или потеряться, не найтись, не знать, что делать, одуреть под внезапным страхом, от нечаянности, расплоха». Даль приводит варианты этого слова, относящиеся к разному грамматическому роду — оторопенье, отороп, оторопь, оторопка, но объединённые общим значением — «панический страх». А ведь паника — если можно так сказать, — самый активный и подвижный вид страха: сердце готово выскочить из груди, тело бьёт дрожь. Согласно мифам, козлоногий Пан, бог полей и лесов, мог пробудить в человеке такой страх, что тот бросался наутёк, не разбирая дороги. Умел Пан «оторапливать».

Значит, глагол «оторопить» вступает в такие же смысловые отношения с глаголом «оторопеть», как «белить» и «белеть», «обессилить» и «обессилеть». Можно кого-то настолько оторопить, что он оторопеет!

Макс Фасмер в своём Этимологическом словаре русского языка упоминает два значения глагола «торопеть»: «I, оторопе'ть, торо'па “неповоротливый человек”, укр. торо'па — то же, торопи'тися “пугаться, смущаться” <…>. II, “спешить”, см. то'роп». Фасмер упоминает, что глагол «торопить» — производный от «торопеть».

Если вернуться к словарю Даля, там мы тоже обнаружим пару «торопить» и «торопеть». Торопить — «понуждать, погонять, заставить спешить, стараться ускорить дело, понукать, побуждать», торопеть — «робеть, испугаться, бояться», поэтому и у слова «тороп» обнаруживается несколько значений. Кроме спешки и суеты слово может обозначать и человека, причём как торопливого, суетливого, склонного к поспешным и опрометчивым решениям, так и робкого, пугливого и боязливого.

Удивительно, но, судя по всему, из употребления ушло самое старшее из этой семьи слов, ведь мы сейчас не говорим «торопеть», а используем синонимы — суетиться, спешить, торопиться. Мы торопим себя и других.

Интересно в этой связи понаблюдать за похожими группами слов, чтобы уловить оттенок смысла. К примеру, «белить», «белеть» и «белиться». Мы можем белить стену (воздействовать на неё) — и она белится (мы видим результат действия) и белеет (изменяет своё качество). Заяц к зиме белеет, но мы не можем сказать, что природа его белит, и он покорно белится — позволяет себя перекрасить. Если человек обессилел — он тоже поменял своё качество, возможно, потому что кто-то (или что-то) его обессилил — воздействовал на него с целью лишить сил.

Эти же оттенки смысла мы обнаружим, если посмотрим на глаголы группы «торопеть». Торопить — заставить действовать быстрее, торопиться — результат этого ускорения. А торопеть? Изменять своё качество, становиться растерянным, испуганным, опешить от того, что нечто происходит слишком быстро. Видимо, это происходит так быстро, что сам процесс «торопения» мы заметить не успеваем, обнаруживаем только, что он завершён, — некто оторопел, его взяла оторопь. Оторопь берёт человека, как злость, страх. Что-то может нас злить, но можем ли мы заметить, как кто-то… злеет на глазах. Стоп, мы скорее скажем «становится злым», хотя глагол «злеть» и можно отыскать в словарях. Что-то может страшить человека, но для описания, как он сам себя пугает, подходящего глагола нет. Как у Александра Сергеевича Пушкина?

Горе! малый я не сильный;
Съест упырь меня совсем…

Оторопь берёт Федота, когда он наблюдает, как молниеносно ориентируются в ситуации «ушлые» Царь, Генерал и Яга, перекидывая ответственность друг на друга, стараясь уйти от наказания, обернуть всё в свою пользу, вместо ссылки выпросив себе курорт. И Федот от того, как они торопятся свалить вину на другого, торопеет — не понимает, как ему действовать, и ужасается тому, как ловко выкручиваются злодеи. Но народному герою панический страх неведом, и злодеи наказаны самым что ни на есть пушкинским способом — отправлены к острову Буяну в бадье. Тут, как говорится, слово за слово — и сказочке конец.

Удивляетесь, как из одной строчки сплела я для вас целую историю? Оторопила я вас? Впрочем, так сказать нельзя, ведь и глагол «оторопить» тоже канул в Лету. И, наверное, немного жаль, ведь он мог бы напомнить кому-то в нашем торопливом мире, что, как говорят в деревнях, спешить следует, не торопясь, а то недолго и людей насмешить. Только кажется мне, что и тут смыслы переплелись крепко и распутать «спешку» и «торопливость» будет непросто. Однако если взяться обстоятельно, неторопом, без суеты, но и без страха, всё получится.

Другие статьи из рубрики «Книги в работе»

Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее