Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Этюд в молочных тонах

Сергей Колесников

«Нива» затарахтела, по-собачьи расшвыряла комья грязи и скрылась в утреннем тумане. Анна поставила рюкзак на землю и посмотрела на часы. Нет, в отличие от егеря Степана время никуда не торопилось. До прихода поезда оставалось два часа, и провести их предстояло в одиночестве на полузаброшенной станции в десяти километрах от ближайшего посёлка.

Иллюстрация Майи Медведевой.

Растрескавшиеся плиты, серая коробка вокзала, железнодорожная колея, похожая в тумане на забытую лестницу, — до слёз унылый пейзаж царил вокруг. Если бы не пара деревенских ласточек, которые раз за разом ныряли под крышу здания, ей стало бы совсем тоскливо. Но даже эти птицы были какими-то призрачными, нереальными, словно штрихи карандашного грифеля, которые некто невидимый то наносил, то вновь стирал с листа плотной серой бумаги. Губы Анны непроизвольно дрогнули.

Всю дорогу к вокзалу разговор с тётушкой не выходил у неё из головы, но сейчас Анна особенно остро почувствовала ту тревогу, которую вызвало решение Марии Степановны передать ей заветную папку с работами художников. Как ни пыталась Анна отговорить тётушку оставить все работы у себя, на этот раз та была неумолима: «Нет, так мне будет спокойнее. Пусть папка теперь хранится у тебя».

И Анна уступила. Но это решение сердило её. Сердило из-за какого-то странного суеверного чувства. Пока работы оставались у тётушки, казалось, что с ней ничего не случится. Расставшись же с папкой, Мария Степановна словно бы становилась беззащитной. И это очень беспокоило Анну. Она пыталась убедить себя, что всё это домыслы, пустое. И чтобы отогнать бессмысленные переживания, прошлась до конца перрона, спустилась на еле заметную тропинку и зашагала в окружении берёзового молодняка, не глядя, куда идёт.

Внезапно Анна остановилась.

«Вот тебе раз… — Она огляделась, совершенно не понимая, где за густой пеленой тумана скрывается путь. — Только полная бестолочь могла заблудиться на железнодорожном перроне!»...

Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее