Тибетские денисовцы ели всё

Люди из тибетской пещеры Байшия охотились на всех, на кого могли, от сурков до волков.

Довольно долго единственным местом с останками денисовских людей оставалась Денисова пещера на Алтае. Костей от них, правда, осталось всего ничего, но зато к 2010 году в биологии появились методы, позволяющие читать ДНК, которая осталась в доисторических окаменелостях. ДНК из некоторых человеческих костей в Денисовой пещере показала, что они не принадлежат ни человеку разумному, ни человеку неандертальскому. Так в науке появился третий вид человека – человек денисовский.

Сравнительно недавно на карте появилось ещё одно место с денисовцами – пещера Байшия на Тибетском плато. В 1980 году некий буддистский монах нашёл кусок человеческой челюсти. Здесь часто находили разнообразные останки людей и животных, так что особого удивления находка не вызвала: монах передал кость местному религиозному главе, а тот отдал её в Университет Ланьчжоу. Кусок челюсти из пещеры Байшия пролежал здесь тридцать лет, пока, наконец, до неё не дошли руки у специалистов. Мы писали, что денисовское происхождение у челюсти определили сначала по сохранившимся белкам, а потом и по ДНК.

Теперь раскопки в тибетской пещере стали проводить так, чтобы больше узнать о денисовцах. ДНК из байшийских осадочных пород возрастом от 100 до 45 тыс. лет оказалась чрезвычайно похожей на ДНК из Денисовой пещеры, что добавило аргументов в пользу того, что в Байшии жили именно денисовские люди. Но в осадочных породах, кроме ДНК, есть и множество костей, преимущественно животных. Сотрудники Университета Ланьчжоу и Копенгагенского университета опубликовали в Nature статью о том, что это за кости. Они проанализировали более двух с половиной тысяч окаменелостей, из которых образовался целый зоопарк: тут были газели, лошади, яки, козы сурки, волки, лисы, гиены, беркуты. Определяли их не по ДНК, а по сохранившимся белкам коллагенам, в аминокислотной последовательности которых достаточно отличий, чтобы отличить один вид от другого.

Самое главное, что на многих костях были следы порезов и вообще человеческого воздействия. Больше всего таких следов было на костях травоядных, но их обнаруживали и на костях хищных животных, в том числе гиен и беркутов. Кости сурков были сломаны так, чтобы достать из них костный мозг. В пещере Байшия, по-видимому, кроме денисовцев, никакие другие люди не жили (что отличает её от Денисовой пещеры, где можно найти следы всех трёх видов Homo). Поэтому можно с большой долей уверенности предположить, что «следы человеческого воздействия» на животных костях оставили именно денисовские люди: они ели буквально всех, кого могли добыть. Охотниками они должны были быть весьма умелыми, раз им удавалось убивать и опасных хищников, и вёртких, быстрых грызунов.

Среди множества костей исследователям попался обломок человеческого ребра с остатками белка. То, что оно принадлежало именно человеку, определили по коллагену. Однако по коллагену нельзя отличить друг от друга человека разумного, неандертальца и денисовца, поэтому тут попытались проверить аминокислотные последовательности двух десятков других белков, которые тоже остались на ребре. Белковые остатки оказались ближе всего к белкам денисовцев с Алтая. В перспективе из ребра рассчитывают всё-таки извлечь ДНК, потому что ДНК позволит уже намного точнее сказать, денисовец это был или не денисовец.

Само ребро извлекли из археологического слоя возрастом 48 – 32 тыс. лет. Известно, что в геноме современных людей остались денисовские примеси, и считается, что как раз между 48 и 32 тыс. назад денисовцы скрещивались с Homo sapiens в восточной части Азии. С денисовцами из пещеры Байшия мы лучше поймём эволюцию людей, и очевидно, после новых результатов их будут искать здесь ещё усерднее.

Автор: Кирилл Стасевич


Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie и рекомендательные технологии. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie и рекомендательных технологий на вашем устройстве. Подробнее