Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Насколько реалистичны фаюмские портреты?

В Римском Египте начала I тысячелетия существовала необычная традиция размещать на мумиях вместо погребальной маски портрет покойного, так называемый фаюмский портрет.

Фаюмский портрет женщины из коллекции Национального музея Дании, 150 г. Фото: Carole Raddato, Wikimedia Commons, CC BY-SA 2.0

Фаюмские портреты – прекрасные произведения древнего искусства. В то же время они – неотъемлемая часть важной стороны жизни жителей греко-римского Египта, этап сложного погребального культа. И, согласно верованиям Древнего Египта, одна из гарантий возвращения души умершего в его тело для бесконечного загробного существования.

Зачем египтянам были нужны погребальные маски?

В Древнем Египте было принято мумифицировать умерших, но мумификация делала крайне неэстетичным лицо покойного, поэтому к мумии добавляли погребальную маску с его изображением. Разделяющим идею посмертной жизни египтянам такая маска помогала «сохранить» внешность погребённого для загробного бессмертия. Для этого же внутренние органы мумифицировались отдельно и раскладывались по специальным сосудам – канопам.

Для бесконечной жизни в царстве мёртвых человеку требовались те же самые предметы, что он использовал, будучи живым: одежда, украшения, предметы быта, слуги и рабы (их роль выполняли фигурки ушебти). Именно поэтому гробницы египетских вельмож и фараонов полны разных дорогих вещей – при жизни они могли себе позволить очень многое. Но и люди победнее клали в могилы родственников похожий набор предметов, просто подешевле – ведь и небогатый человек нуждается в комфорте после смерти.

Погребальные маски изготавливали из разных материалов – картонажа, гипса, дерева, металлов. Здесь так же, как и с повседневной утварью, работало правило прижизненного социального положения. Чем богаче и выше по статусу был умерший человек, тем дороже была его маска. Например, погребальные маски фараонов расписывали дорогими красками и украшали драгоценными камнями, а знаменитая маска Тутанхамона или менее известная – военачальника Унджебауенджеда сделаны из золота.

ъ1.-Погребальная-маска-Тутанхамона.-XIV-век-до-н.jpg
Погребальная маска Тутанхамона. XIV век до н.э.
MykReeve / CC BY-SA 3.0

Реконструкция лиц по черепам сохранившихся древнеегипетских мумий – дело ныне привычное. Но традиции древнеегипетского искусства не позволяли сравнить реконструированный облик с прижизненными изображениями и погребальными масками, настолько условными и идеализированными они были. Однако в греко-римском Египте существовала другая изобразительная традиция, связанная с погребением – фаюмские портреты.

2.-Фрагментарно-сохранившийся-файюмский-портрет-из-Египта.jpg
Фрагментарно сохранившийся фаюмский портрет из Египта. Британский музей. Ок. 140-160 гг.  
(The image will be released to you under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International (CC BY-NC-SA 4.0) license).

В начале I тысячелетия н.э. в Нижнем Египте вместо погребальных масок на мумии стали класть написанные на деревянных досках погрудные портреты. Рисовали их расплавленными красками на основе воска. Такая техника называется энкаустикой. По месту их крупной находки в XIX веке – оазису Фаюм – портреты назвали фаюмскими. Хотя находили их в некрополях и других древнеегипетских городов.

Таким образом, древняя египетская погребальная традиция была как бы пересмотрена носителями античного, даже древнеримского взгляда на изображение родственника, предназначенное для его могилы. Древнеримский портрет «вырос» из посмертных масок, которые снимали с лица умершего. Это позволяло точнее передать его черты. При этом римляне часто сохраняли эти маски в ларариях – небольших домашних святилищах. Такие маски позднее стали основой для бюстов. Считалось, что предки защищают и охраняют дом, и в то же время служат напоминанием о своих деяниях, которыми семья гордилась.

3.jpg
  Домашний ларарий с пятью деревянными бюстами в Доме Менандра в Помпеях.

Сухой климат Египта сохранил яркость и сочность восковых красок. К сожалению, в силу разных причин осталось их всего около тысячи, и лишь примерно сто из них связаны с конкретными мумиями. Фаюмские портреты считаются довольно реалистичными, и, несмотря на определённую манеру изображения, каждый из них индивидуален. Более того, по причёскам, украшениям и одежде можно судить о моде тех времен.

Такой портрет создавали исключительно для погребального культа. После мумификации тела портрет укладывали на голову при обёртывании мумии в льняные пелёны, тщательно закрепляя. Именно поэтому липовые, кипарисовые или кедровые доски для портретов обычно прямоугольные, примерно одинакового размера – около 20 см в ширину и до полуметра в высоту.

Впрочем, есть предположение, что некоторые портреты были сделаны ещё до смерти своих хозяев – на них были найдены следы длительного использования, а один так и вовсе был найден в раме.

4.jpg
Мумия мальчика-подростка из некрополя Хавара (Фаюм) с портретом. Британский музей. 110-120 гг.
 
(The image will be released to you under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International(CC BY-NC-SA 4.0) license.)

Яркая особенность фаюмских портретов – большие глаза. Похоже, что это дань условности, даже, скорее, культовой необходимости. Если мы говорим «глаза – зеркало души», то для жителей Древнего Египта глаза были вратами души. В момент смерти она покидала бренное тело через рот, а возвращалась для загробной жизни через глаза.

Как менялась мода на фаюмских портретах

Как уже говорилось, портрет отражал моду своего времени. Прически, украшения, одежду художник не выдумывал, а брал, что называется, из жизни. Особенно хорошо это видно по бюстам императоров и дам императорской фамилии. Они, можно сказать, были законодателями моды. Причём моде следовали не только женщины. При императоре Августе, во времена ранней Римской империи, мужчины отошли от совсем коротких – республиканских – стрижек, носили волосы чуть длиннее, но не уделяли прическе особо много внимания. Растительность на лице было принято сбривать.

5.jpg
 Портрет мужчины со стрижкой времен императора Траяна из некрополя Хавара (Фаюм). Британский музей. 100-120 гг.
 
(The image will be released to you under aCreative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 4.0 International (CC BY-NC-SA 4.0) license.)

Император Адриан во II веке сделал модной короткую ухоженную бороду – «как у греков», культуру которых он обожал. Укладке волос на голове мужчины также стали уделять немало времени: портреты династий Антонинов и Северов демонстрируют завитые и тщательно уложенные прически. А вот период «солдатских императоров» закономерно отличается короткими стрижками и гладкими щеками или щетиной.

Намного более разнообразной была, конечно, женская мода. Длинные волосы позволяли делать самые замысловатые причёски. А если своих волос не хватало, в ход шли накладные пряди и парики. Волосы украшали шпильками, заколками, жемчужными сетками, диадемами и лентами. Для ушей предназначались серьги, шею обвивало ожерелье, часто не одно. Иногда женщина на портрете подносила руку к груди или лицу, и тогда можно было увидеть её кольца и браслеты.

Но Египет – это провинция, окраина Империи. Самолётов и интернета в то время не было, поэтому столичная мода сюда приходила с опозданием лет на 20-30.

Женские фаюмские портреты разных лет (Британский музей / CC BY-NC-SA 4.0):

6.1.jpg
По простым золотым серьгам-шарикам, лёгкой подвеске с полумесяцем и по цепочке в прическе портрет отнесён к периоду Нерона – вторая половина I в. н.э. Некрополь Хавара (Фаюм). https://www.britishmuseum.org/collection/object/Y_EA74716


6.2.jpg
  Дама на портрете подносит к груди стеклянный сосуд для косметических или парфюмерных средств – унгвентарий. Этот жест позволил художнику показать золотые украшения на руке. Начало II века. Эр-Рубайят.
https://www.britishmuseum.org/collection/object/Y_EA63395

6.3.jpg 
На женщину эпохи императоров Северов художник «надел» всё лучшее, дорогое и сразу: в волосах – тройной венок, в ушах – серьги-«трезубцы» с подвесками из жемчуга, на шее – ожерелье из золотых полосок и цепочка с драгоценным камнем. 190-220 гг. Некрополь Хавара (Фаюм).
https://www.britishmuseum.org/collection/object/Y_EA74717

Недавняя находка ювелирного украшения в Болгарии только подтверждает мнение, что художники погребальных портретов писали их с натуры, учитывая все модные тенденции.

Лица фаюмских портретов – лица реальных людей, живших 2000 лет назад

Поначалу фаюмские портреты воспринимали как произведения древнего искусства. Мумии ценились сами по себе, поэтому контрабандисты и торговцы антиквариатом продавали «товар», часто не сообщая сведений о месте находки. Только научные раскопки позволяли сохранить целостность всего комплекса погребения. Из-за этого подавляющее большинство фаюмских портретов попали в музейные собрания отдельно от своих мумий.

В начале XXI века специалисты с помощью методов судебной медицины, восстановления лица по черепу и компьютерной томографии реконструировали облик мумий из коллекций нескольких мировых музеев. Для этих исследований были взяты мумии с сохранившимися фаюмскими портретами. Проводились они «вслепую» – антропологи портретов не видели. Результаты оказались довольно интересны: отдельные реконструкции были весьма близки к изображениям на досках, включая пропорции лиц и сходные черты [1, 2, 3]. Одна из реконструкций мало соответствовала «своему» портрету и отличалась от него даже возрастом и происхождением [2]. Ещё одна модель оказалась моложе и изящнее чертами лица, нежели оригинальный портрет [2].

7.1.jpg
  Фаюмские портреты и реконструкции по черепам мумий.
A и B: мужская и женская мумии из коллекции Британского музея.
С – мужская мумия из коллекции Карлсбергской глиптотеки.
D – мужская мумия из коллекции Музея Метрополитен.
Wilkinson, 2003 (фотографии реконструкций – C. Wilkinson, Unit of Art in Medicine, University of Manchester, фотографии портретов – S. Walker, Ancient Faces, Routledge, New York 2000).


7.2.jpg
 Реконструкция по черепу мумии и портрет молодого мужчины из Марины эль-Аламейн (коллекция Греко-римского музея в Александрии).
Wilkinson, 2003.

Надо полагать, что большинство портретов погребённых писали практически с натуры – вероятно, на момент смерти. Что, наверное, не мешало отдельным художникам (может быть, даже по просьбе родных) слегка идеализировать или омолаживать черты лица умершего человека.

Последнее такое исследование было опубликовано в сентябре 2020 года. На этот раз образцом для изучения впервые стала мумия ребенка из некрополя в Хаваре. Она была обнаружена в Фаюмском оазисе во время раскопок, проводимых британским археологом Флиндерса Питри в 1880-х годах. В 1912 году сам Питри передал её в Королевской Баварской коллекции древностей, теперь мумия находится в собрании Государственного музея египетского искусства в Мюнхене.

8.jpg
Мумия ребёнка ÄS 1307 из музея египетского искусства в Мюнхене. Nerlich et al., 2020. [4]

Мумия длиной 76 см обёрнута множеством слоёв льняных бинтов. Специалисты отметили, что обёртывание сделано весьма аккуратно. Перекрестья бинтов украшают гипсовые позолоченные «пуговицы». В голове, как и положено, закреплён портрет.

9.jpg
Фаюмский портрет – прикреплённая к мумии доска с изображением лица ребёнка. Nerlich et al., 2020.

На нём изображен кудрявый ребёнок с затейливой причёской – две тоненькие косички идут от пробора вдоль его лба к ушам. Большие карие глаза, тонкий длинный нос и небольшой пухлогубый рот – ребёнку на портрете не больше пяти лет, но пол его неясен. Из украшений – только на шее небольшая подвеска или медальон на цепочке.

С помощью рентгена удалось установить, что внутри пелён лежит тело мальчика 4-6 лет, который умер от заболевания легких, скорее всего, от пневмонии. По результатам компьютерной томографии был смоделирован череп ребенка, а затем реконструирована его внешность.

10.jpg
  Окончательный вариант реконструкции лица ребенка. Nerlich et al., 2020.

Реконструкция оказалась довольно близка к изображению на погребальной доске. Однако на портрете мальчик выглядит несколько старше. Исследователи предполагают, что такое визуальное восприятие можно объяснить тем, что художник заузил нос и рот модели.

Фаюмский портрет часто называют древним импрессионизмом. Неизвестным художникам античности порой удавалось не только нарисовать лицо человека, но и запечатлеть свои ощущения, своё видение личности. Возможно, именно поэтому фаюмские портреты воспринимаются настолько реальными и в какой-то мере даже современными. Впрочем, как нам теперь известно, они были не только «живыми», но ещё и очень близкими к оригиналу, что позволяет говорить о художниках Римского Египта как о больших мастерах своего дела.

Библиография:

[1] Macleod R.I., Wright A.R., MacDonald J., Eremin K. Historical Review – Mummy 1911-210-1 // Journal of the Royal College of Surgeons of Edinburgh. 45. April 2000. Pp. 85-92.
[2] Douglas K. Image is everything // New Scientist. 2320 (8 Dec 2001). Pp. 39-41.
[3] Wilkinson, C. The facial reconstruction of the Marina el-Alamein mummy // Polish archaeology in the Mediterranean. 2003. 14. Pp. 66-71.
[4] Nerlich A.G., Fischer L., Panzer S., Bicker R., Helmberger T., Schoske S. The infant mummy’s face – Paleoradiological investigation and comparison between facial reconstruction and mummy portrait of a Roman-period Egyptian child // PLoS ONE. 2020. 15(9): e0238427.

Автор: Юлли Улетова

Источник: Наука и жизнь(www.nkj.ru)