Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Кто там висит вниз головой?

Вместе с биологами и спелеологами отправляемся на юг Новосибирской области искать летучих мышей, чтобы надеть на рукокрылых кольца и проверить их на коронавирус. Рассказывает Дарья Амеличева, участница проекта «Летучие мыши Сибири и где они обитают».

Когда начинают рассказ о путешествии, говорят «мы отправились в путь на рассвете» или «рано утром». Это приключение — иной случай. Сейчас на Земле осталось не так много непознанных мест – одно из них пещеры. В них и живут те, кого мы ищем. Они избегают солнца, прячутся в тени и предпочитают спать, зависнув вниз головой. Как вы уже поняли, наш рассказ пойдёт о летучих мышах.

Прудовая ночница (красная книга Новосибирской области) в пещере Барсуковская. «На глаз» отличается крупными ступнями ног. Фото: Дарья Амеличева.

Летучие мыши Новосибирской области изучены плохо. До сих пор неизвестно, как далеко мигрируют летучие мыши этого региона, чем болеют и какие вирусы и грибки переносят. В прошлом году на маленьких созданий спустили всех собак – обвинили переносчиками Covid-19 и заклеймили источниками заражения. Так ли это? Все ли виды его переносят? Это и предстояло выяснить участникам биологической экспедиции.  Её возглавил Алексей Маслов, руководитель экспедиционного клуба «Образ жизни» и младший научный сотрудник института систематики и экологии животных СО РАН. К себе он относится с юмором, поэтому представился просто – биологическая училка. В фиолетовой шапке с ушами он встретил меня около нагруженной снаряжением Лады.

01a_IMG_6501.jpg
Межрайонная дорога по пути в пещеру. Фото: Дарья Амеличева.

На часах около пяти часов вечера. Выдвигаемся на машине, больше похожей на автомобиль из американского фильма про полицейских. Отправляемся в сторону Кемеровской области. Пунктом «Б» обозначена Барсуковская пещера. Под гитарные песни мчим к месту назначения.

–  В Западной Сибири мы стали точкой притяжения для проектов, связанных с летучими мышами, – делится в дороге Алексей, – Как оказалось, именно такие поездки позволяют сделать гораздо больше, чем формат научной лаборатории, и наша команда собирает массу проб биологического материала – начиная с мазков на коронавирус, заканчивая пробами шерсти для исследования путей миграции животных. .

02_IMG_6707.jpg
На первом плане – Алексей Маслов. Фото: Дарья Амеличева.

Волонтёрская команда выросла из Экологического клуба Новосибирского государственного университета. В 2015 году затея стартовала как спортивная спелеология.

– Тогда мы поняли, что масштаб работы огромен. Команда состояла преимущественно из биологов и к тому моменту в общем виде уже сформировалась. Во время первых экспедиций возникло множество вопросов о рукокрылых, на которые не было никаких ответов в научных публикациях. Именно так и была найдена основная цель экспедиций.

03_IMG_4368.jpg
Спящая прудовая ночница. Фото: Дарья Амеличева.

Летучие мыши сами по себе интересная группа животных. Это второй по численности отряд млекопитающих. Они есть в каждом уголке нашей планеты, кроме Крайнего Севера. Также они одни из немногих млекопитающих, кто способен к полёту, а их строение и механизм работы их крыльев до сих пор привлекает внимание физиологов и биомехаников.

Рукокрылые ведут скрытый образ жизни, пещеры – их обычное место пребывания зимой. Мигрируют они на дальние расстояния, но максимум их перемещений до сих пор остаётся для исследователей неизвестным.  Летучие мыши собрали в себе множество адаптаций к разным условиям окружающей среды, что и привлекает внимание учёных. Например, у них есть такая особенность как повышенная температура —может превышать 40 градусов.

В ходе естественного отбора бактерии и вирусы в организме мышки «привыкают» к такой температуре. Если же такой вирус попадает к человеку, наш организм окажется к этому не готов, поэтому долго не может его победить. Из-за того, что крохи живут кучно, вирус передаётся быстро от одной особи к другой, сами зверьки заражения не чувствуют благодаря уникальной иммунной системе Можно сказать, что летучие мыши идеальный природный резервуар всевозможных инфекций.

04_IMG_6787.jpg
Группа зверьков на зимовке на стене пещеры. Здесь несколько видов, но определить их точно только по фото зачастую не получается. Фото: Дарья Амеличева.

Тем временем, асфальтированная дорога сменилась просёлочной, затем грунтовой, и наконец машина едет через поле. Солнце село, светит только маленький навигатор.

– Ты на него не смотри, – заметив как пристально я вглядываюсь в маленький экранчик,  Алексей улыбнулся и подытожил, – едем, как помню.

Спустя несколько витков по полю, пары кочек и проезда под импровизированной аркой из сломанной берёзы, из ниоткуда появляется небольшая сопка. Конец сентября, ночью температура идёт в минус, поэтому пар изо рта, подсвеченный фарами автомобиля в ночи, выглядит эффектно.

Эта экспедиция рядовая. По словам Алексея, подобные выезды проводятся несколько раз в сезон. Три-четыре раза осенью, перед наступлением холодов, пока не ляжет снег, и столько же раз весной. Зимой и летом – другие задачи и другие форматы поездок. План этой ночи был прост: расставить специальные сети на улице, достать несколько особей из пещеры, окольцевать, взять мазок на коронавирус и образцы тканей.

05_IMG_7356.jpg
Установка паутинной сети, одного из основных инструментов отлова летучих мышей. Фото: Дарья Амеличева.

В сети могут попасть молодые особи, но тут как повезёт. Уже после экспедиции Алексей рассказал мне, что любая сеть может при неудачном стечении обстоятельств травмировать тело зверька, и поделился особой технологией, которую увидел на просторах интернета. Рама с вертикально натянутыми лесками ставится в лесу, внизу крепится подобие ящика во всю длину рамы. Мышка летит и, пытаясь пролететь между лесками, теряет равновесие и попадает прямиком в ящик. Такой метод менее травмоопасный, нежели сети, в которые мышь попадает и путается, причиняя себе вред.

Сети называются паутинными, но больше похожие на рыболовные, две опоры и готово. Такие же сети используют и для поимки мелких птиц. Трава из-за резкого похолодания буквально хрустит и звонко ломается под ногами. Пора выдвигаться в пещеру. Рядом в темноте слышно как журчит вода.

– Это речка «Укроп», – говорит Сева, геолог и помощник Алексея, – так её назвали местные. Сейчас мы будем подниматься в ту сторону, – показывает пальцем в непроглядную темноту. Мне же остаётся слепо верить его словам.

07_IMG_6663.jpg
На фото, скорее всего, восточная ночница, обычный для местности вид. Фото: Дарья Амеличева.

Места обитания рукокрылых крайне сложно найти. Это ещё одна причина того, почему вид плохо изучен. Если учёные и находят новую пещеру, то пробраться в неё без специальной подготовки крайне сложно. Барсуковскую пещеру открыли давно, она хорошо изучена, что с одной стороны хорошо, но с другой – это её недостаток. Из пещеры местные жители делают некое подобие достопримечательности и водят туда неаккуратных туристов, а те, в свою очередь, так и норовят оставить свой след в истории: выцарапывают его чем придётся на стенах пещеры, оставляют за собой горы мусора и — что хуже всего — будят местных обитателей.

Тропинка идёт вверх, постепенно становясь всё круче, где-то внизу журчит река, пар валит изо рта. Когда тебе говорят слово «пещера», первым на ум приходит большое пространство со сталактитами и сталагмитами. Когда мы поднялись, перед нами открылся небольшой вход размером метр на метр. Первым пошёл Сева.

06_IMG_4417.jpg
Торчащие из входа в пещеру ноги в резиновых сапогах принадлежат Всеволоду Ефременко. Фото: Дарья Амеличева.

Он ловко скатился чуть вниз, ухватился пару раз за стены, упёрся и — пропал из виду. Фонари на наших головах ярко светили, следом в пещеру отправился Алексей. Моя комплекция намного меньше, чем у всех, но чувствовала я себя словно слон в посудной лавке. Во-первых, на каждом из нас был специальный комбинезон, который сам по себе ограничивал свободу движений. Во-вторых, сама пещера довольно узкая, тем, кто страдает клаустрофобией, там делать нечего. Бежать смысла не было, оставалось только слушать и безукоризненно выполнять всё то, что скажет Алексей: «Сейчас ты боком съезжаешь на полтора метра вниз, затем упираешься левой ногой сюда и правым коленом сюда».

10_IMG_7038.jpg
Рабочий момент, перемещение между гротами пещеры Барсуковская. Фото: Дарья Амеличева.

В то время как пара учёных мужей вытворяют акробатически номера ночью в пещере, я аккуратно пробираюсь ниже. В таких пещерах, как эта, уже фиксировали ушанов, трубконосов и ночниц разных видов. Первые отличаются от своих сородичей большими (больше головы) ушными раковинами.

Чем глубже в пещеру, тем теплее становится воздух. Мы прошли так называемую «точку нуля» и с этого момента температура и влажность пещеры зависят не столько от окружающей среды, сколько от особенностей вентиляции конкретного грота. Обычно в сибирских пещерах зимой и летом около плюс четырёх градусов. За это их и любят летучие мыши – при постоянной температуре окружающей среды можно зимовать без опасности замёрзнуть. Заброшенные шахты, напротив, зимой часто полностью промерзают, и решившие зимовать там зверьки – гибнут.

08_IMG_6875.jpg
Эта местами печатная, местами рукописная шпаргалка — по сути полевой определитель летучих мышей Западной Сибири. В Новосибирской области немного видов рукокрылых, поэтому и большие книжки в пещеры таскать нет надобности. Фото: Дарья Амеличева.

Конец первой части.

Во второй части материала мы расскажем, как кольцевали летучих мышей из Барсуковской пещеры, как брали у них мазок на коронавирус и о других особенностях изучения рукокрылых.

Автор: Дарья Амеличева

Источник: «Наука и жизнь» (nkj.ru)

Статьи по теме





Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее