Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Ускользающий мир

Новости федерального проекта

«Сохранение биологического разнообразия и развитие экологического туризма» 

Как живётся в Арктике белым медведям и людям

Интервью с директором национального парка «Русская Арктика» Александром Кириловым о том, что угрожает арктической фауне, как на арктической особо охраняемой природной территории изучают белых медведей и каково это, работать на Крайнем Севере.

IMG_8324_Андрей Паршин.jpg

Национальный парк «Русская Арктика» создан в 2009 году, это самая северная и одна из самых крупных в России особо охраняемых природных территорий. Общая площадь Парка, включающая в себя Южный кластер (север архипелага Новая Земля) и Северный кластер (архипелаг Земля Франца-Иосифа) составляет 8,8 млн. га. В Парке можно встретить гренландских китов, китов-нарвалов и других морских млекопитающих. Под защитой Парка обитают атлантические моржи, новоземельские северные олени, несколько видов птиц, в том числе – белая чайка. Главным же объектом пристального изучения и охраны в Парке остается белый медведь.

С 1 сентября в Государственном Дарвиновском музее в Москве работает фотовыставка «Из Русской Арктики с любовью». Посмотреть фотографии редких животных и полюбоваться удивительными северными ландшафтами можно до 8 ноября.

А о том, как сейчас живётся в Арктике белым медведям и сотрудникам национального парка «Русская Арктика», мы поговорили с его директором Александром Кириловым.

Интервью подготовила Анастасия Антропова.

Кирилов А.Г. руководитель ФГБУ НП РА.jpg
Директор национального парка «Русская Арктика» Александр Георгиевич Кирилов. Фото: Н. Гернет.


О белых медведях в национальном парке «Русская Арктика»

Сколько белых медведей сейчас осталось в Арктике?

Принято считать, что численность белых медведей составляет около 30-ти тысяч особей на всю Арктику. Однако, назвать точное количество белых медведей учёные затрудняются из-за того, что не везде ведётся учёт и мониторинг этого вида. В связи с актуальностью вопроса, научное сообщество всех стран, входящих в циркумполярный круг, осознаёт важность ведения исследований вида по единым стандартам, по одной и той же программе. Это поможет в дальнейшем получить более достоверные данные по животным и максимально избежать переучётов.

Каковы сейчас основные угрозы для белых медведей?

Белый медведь в переводе с латыни морской медведь (лат. Ursus maritimus – прим. ред.). Отсюда и основная опасность – загрязнение морской среды, то есть естественной среды обитания белого медведя, а также уменьшение площади льда, которую фиксируют в последнее время. Медведь своего рода заложник климатических и экологических изменений в Арктике, потому что медведь стоит на вершине трофической цепи и ведёт охоту на моржей, песцов, птиц и так далее. Все вредные загрязняющие вещества, которые накоплены в тканях этих зверей и птиц, передаются, соответственно, медведю. Вот почему так важна работа по мониторингу состояния белого медведя: этот вид является индикатором всех изменений, которые происходят в арктической экосистеме. Если очень схематично объяснять, исследования крови медведя могут показать учёным, каково состояние загрязнения Арктики в целом или в конкретном арктическом регионе.

DJI_0869.JPG
Учёные ИПЭЭ РАН им. А.Н. Северцова третий год проводят изучение белого медведя на севере Новой Земли. Фото: М. Перваков.

Влияет ли уже сейчас глобальное потепление и разрушительная деятельность человека на экосистему Арктики?

Это дискуссионный вопрос, здесь правильней говорить о глобальном изменении климата. Опубликовано достаточно много исследований, которые описывают те или иные изменения. Да, климат меняется, но насколько в этом «виноват» человек? История планеты Земля знает и более драматичные повороты, вплоть до массовых вымираний видов. Это предмет отдельного и более скрупулёзного исследования. Хочу также отметить, что истории известен и средневековый климатический оптимум, тогда средняя температура на планете была выше, чем сейчас. Считаю, что этот вопрос нуждается в строго научном изучении без спекуляций.

Кто и как сейчас изучает белых медведей?

В национальном парке «Русская Арктика» с 2010 года работают наши партнёры, учёные-биологи из Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН. В 2020 году группе биологов под руководством старшего научного сотрудника ИПЭЭ РАН, к.б.н. Ильи Мордвинцева удалось провести исследование шести белых медведей на Новой Земле. В этом году помимо традиционного забора крови животных на генетику и вирусные заболевания, взяты пробы на присутствие тяжёлых металлов и иных загрязнителей.

P1011712.JPG
Фото: Д. Менников. 

Учёные уже третий раз работают на мысе Желания в Южном секторе Парка. Интересно, что визуальное сравнение медведей в этом году показалось наблюдателям более удовлетворительным. Несмотря на то, что медведи летом находятся на скудном рационе, состоящем в основном из растительности и водорослей, все встреченные особи чувствовали себя хорошо.

В мониторинговые работы по белому медведю входят такие процедуры, как измерение веса, габаритов, оценка упитанности (существует шкала упитанности белого медведя от 1 до 5), забор проб шерсти и крови, установка спутниковых передатчиков и многое другое. Интересную информацию дают анализы ДНК, количества тех или иных гормонов в крови белых медведей. Например, оценка показателя наличия гормона стресса у хищника помогает понять, насколько сильно животное подвержено стрессу.

20200826_103108_IMG_5623.jpg
Медведи активно интересуются новыми объектами, например, дронами. Фото: С. Артемьева.

Ошейники с датчиками движения биологи устанавливают только на самок, потому что шея самцов не приспособлена к ношению ошейников, она слишком короткая. Кстати, на самках ошейники тоже остаются недолго, не больше 10-12 месяцев, ведь животное растёт. По прошествии времени, когда датчик отработал, он просто сваливается с животного. Спутниковые ошейники позволяют установить границы ареала распространения белого медведя, что может помочь учёным посчитать, сколько всего белых медведей обитает в Арктике. В национальном парке «Русская Арктика» биологи следят за подвидом, иначе карско-баренцевоморской популяцией белого медведя, который встречается на архипелагах Земля Франца-Иосифа и Новая Земля. Мечение медведей и слежение за самками с помощью спутниковых ошейников поможет узнать, пересекаются ли особи из «Русской Арктики» с медведями Шпицбергена или с канадскими медведями.

Фото А.Малкина.jpg
Белый медведь на Земле Франца-Иосифа. Фото: А. Малкин.

Границ для белых медведей не существует. В прошлом году самки белого медведя из Норвегии из Шпицбергена перешли на Землю Франца-Иосифа, где и перезимовали – их выследили по датчику. Те же спутниковые датчики позволили отследить путешествие самки с медвежонком по льдам на расстояние около семи тысяч километров – настоящая медведица-путешественница!

Есть ли интерес у россиян к арктическому экотуризму? Сколько туристов посещают национальный парк «Русская Арктика»?

В среднем заповедные арктические архипелаги «Русской Арктики» посещают до полутора тысяч туристов ежегодно. Большинство наших гостей прибывают в Арктику из Китая, также традиционно много европейцев (Германия, Франция) и граждан США. Наших соотечественников в процентном соотношении тоже немало, и с каждым сезоном количество туристов из России растет. Это нас очень радует и вдохновляет! В 2019 году россияне обошли лидеров китайцев по количеству посещений Парка и Северного полюса. Надеемся, эта тенденция перерастет в традицию. Основное препятствие для развития природного туризма на территории национального парка мне видится в отсутствии авиасообщения между материковой частью России и высокоширотными архипелагами. Авиаперелёты в Арктику не только сэкономят время нашим гостям, но и их бюджет.

Экскурсию в бухте Тихой ведет Евгений Ермолов. Фото Иван Мизин.jpg
Экскурсию в бухте Тихой ведёт Евгений Ермолов. Фото И. Мизин.

О работе в национальном парке «Русская Арктика»

В чём основная сложность вашей работы?

Основная сложность — это, в первую очередь, удалённость от дома. Парк расположен в двух тысячах километров от материка, сотрудники уезжают работать туда, как правило, на весь полевой сезон (июнь-сентябрь). У инспекторов и учёных нет возможности быстро добраться к родным и поговорить с ними, выручает спутниковая связь и наличие интернет соединения на некоторых точках. Возможность пообщаться с семьёй, с детьми, очень важна для коллектива.

20200823_114347_IMG_4170.jpg
Взятие биоматериала у моржей. Фото: пресс-служба нацпарка «Русская Арктика».

Мои коллеги, по сути, совмещают в себе совершенно разные специальности, профессии и навыки. Всегда, когда я отправляю команду в экспедицию, я советую ребятам не принимать самостоятельных и спешных решений, а обязательно посоветоваться с товарищами. В суровых диких условиях паника и спешка едва ли смогут помочь решить проблему. Поэтому, конечно, все сотрудники Парка проверяются на способность выживать в экстремальных условиях, не только погодных, но и психологических. Необходимо планировать свою деятельность, работать вдумчиво, аккуратно. Моя же задача заключается в том, чтобы обеспечить комфортные условия труда для всех моих коллег.

Какие люди и почему приезжают к вам работать?

Приезжают люди разных профессий. У нас был врач, который работал в Арктике столяром. Ему очень нравилось плотничать, и сегодня мы благодарны ему за помощь в строительстве экологической тропы в бухте Тихая острова Гукера на архипелаге Земля Франца-Иосифа. И конечно в парке работает много учёных: биологи, геологи, географы.

Ещё в Парк ежегодно приходят сотни писем с просьбой взять в нацпарк добровольцами. Но всем, кто хочет приехать только чтобы испытать себя, закалить характер, мы вынуждены отказывать. Арктика – не место для проверки на прочность. Люди едут в экспедицию для выполнения поставленной задачи, а не ради испытаний. Поэтому, если Парк и набирает волонтёров, то предпочтение отдаётся опытным специалистам, знающим, куда они едут, и адекватно оценивающим свои силы.

Однако сейчас в Парке активно развивается дистанционное волонтёрское движение. Так, весной 2020 года волонтёры из Европы, России и США помогали учёным Парка собирать информацию о загрязнении микропластиком вод Мирового океана. Это была именно дистанционная работа по сбору информации и её систематизации.

АГ Кирилов в пешем походе. Фото - Евгений Иванов.jpg
Александр Кирилов в пешем походе. Фото: Е. Иванов.

В чём значимость национального парка?

Для меня национальный парк – это уже дело жизни (я работаю в парке с 2011 года). Национальный парк постоянно развивается. Мы работаем в разных направлениях, поэтому очень важно не допустить перекоса в ту или иную сторону, не увлекаться чем-то одним: туризмом, научными исследованиями, опросами – все работы должны проводиться параллельно, всё должно работать в симбиозе.

Яркие бирюзовые цвета айсбергов - следовие химического воздйствия соленой воды. Фото - С. Горшков.jpg
Яркие бирюзовые цвета айсбергов – следствие химического воздействия солёной воды. Фото: С. Горшков.

Ведь на территории парка исследователи совершают научные находки. Например, открыт новый вид комара, найден ископаемый рог нарвала, которому более ста лет, обнаружены новые виды растений и животных. Многие находки становятся частью культурного наследия, представляющего международную ценность. В Парке ведутся комплексные работы по сохранению и изучению краснокнижных видов животных и растений. Изучение и сохранение природы, сохранение историко-культурного наследия и тех знаний, которые были получены ещё до нас – то, ради чего я и мои коллеги трудимся в Арктике. Все те знания об Арктике, которыми мы теперь пользуемся, были накоплены первопроходцами 20-30-х годов прошлого столетия, когда целая плеяда известных талантливых исследователей-полярников, работала на территории будущего национального парка.

DJI_0613_Андрей Паршин_оранские острова 2020.jpg
Лежбище моржей на Оранских островах. Фото: А. Паршин.

О чём вы мечтаете ?

Моя главная задача и мечта – делать всё для развития и роста количества научных работ, исследований, способствовать тому, чтобы вопрос с логистикой и транспортное сообщение на территории национального парка начали решаться, организовывать новые полевые базы круглогодичные стационары на территории архипелагов Земля Франца-Иосифа и Новая Земля.

А ещё у меня есть личная мечта. Хочу, чтобы через некоторое время было возможно взять моего сына и показать ему место, где я работаю.


Фотографии предоставлены пресс-службой Минприроды России и национальным парком «Русская Арктика».

Автор: Анастасия Антропова

Источник: «Наука и жизнь» (nkj.ru)