Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Рабочая память работает у ворон так же, как у обезьян

Нейроны рабочей памяти в вороньем мозге обрабатывают текущую информацию так же, как соответствующие нейроны в мозге макак.

Нейрофизиологи и психологи, кроме долговременной и кратковременной памяти, выделяют ещё и рабочую, в которой хранится информация о том, что мы делаем прямо сейчас. Мы как-то писали в журнале подробно о том, как она устроена; если коротко, рабочая память – что-то вроде кэша процессора, который хранит данные, необходимые прямо сейчас, для выполнения текущей задачи. Например, когда мы набираем код банковской карты, эти цифры хранятся как раз в рабочей памяти, то же самое касается арифметических операций в уме, включения стиральной машинки, отправления писем и т. д. Как можно догадаться, ёмкость рабочей памяти невелика, но её задачи таковы, что ей и не нужно быть большой.

Рабочую память активно изучают, и сейчас уже хорошо известно, сколько данных она может удержать (и какую информацию она особенно любит), как связана с другими видами памяти, какие нейрофизиологические процессы обеспечивают её работу и многое другое. Однако всё это изучают преимущественно на млекопитающих. А если взять птиц? Она ведь им тоже нужна. Согласно некоторым данным, у врановых птиц рабочая память объёмом такая же, как у человека, как у приматов. Но мозг у птиц устроен иначе, например, у них нет коры полушарий, а ведь именно кора полушарий отвечает у зверей за самые сложные умственные задачи.

Сотрудники Рурского университета в Бохуме и Тюбингенского университета пишут в eLife, что рабочая память у птиц работает так же, как у обезьян. Эксперименты ставили с чёрными воронами: каждой вороне показывали экран с несколькими цветными квадратиками, потом экран становился на одну секунду абсолютно чёрным, а потом снова белым с теми же квадратиками, только теперь один из квадратиков изменил цвет. От птиц требовалось показать клювом на тот квадратик, который поменялся – то есть в их рабочей памяти должны были ненадолго сохраниться все квадратики, их расположение на экране и цвета.

Исследователи наблюдали, как во время упражнений на память менялась активность нейронов в нидопаллиуме – так называется один из отделов птичьего мозга, которые обеспечивают высшие когнитивные функции. Оказалось, что активность птичьих нейронов в нидопаллиуме такая же, как активность нейронов в зонах рабочей памяти в коре у макак резуса. И если задание усложнить, то есть добавить квадратиков для запоминания, то активность птичьих нейронов изменится так же, как изменилась бы активность обезьяньих.

То есть, несмотря на отличия в строении мозга, птичий мозг (по крайней мере, мозг ворон) в некоторых отношениях работает так же, как мозг млекопитающих. С другой стороны, если говорить о строении мозга, то стоит заметить, что у птиц он в чём-то схож с мозгом млекопитающих (например, нейроны в мозге птиц местами уложены так же, как в мозге млекопитающих), а в чём-то даже превосходит звериный – например, несколько лет назад мы писали, что попугаи и вороны обгоняют обезьян по числу нейронов.

Автор: Кирилл Стасевич


Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее