Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

«Смерть от болезни, когда есть вакцина — это нонсенс»

Беседа с Александром Гинцбургом, академиком РАН, директором Национального исследовательского центра эпидемиологии и микробиологии им. Н. Ф. Гамалеи и «отцом» русского «Спутника-V» — о том, зачем нужна ревакцинация, нужно ли считать антитела, чем страшен дельта-штамм и почему так много людей, верящих в ужасные последствия вакцинации.

Наука и жизнь // Иллюстрации

— Александр Леонидович, сейчас стало модно считать свои антитела и меряться, у кого их больше. При этом существуют различные системы измерения антител, разные специалисты называют разные уровни, которые можно считать достаточными для иммунной защиты от коронавируса. Всё это вносит большую путаницу. Скажите, обязательно ли мерять антитела или можно просто ревакцинироваться через полгода?

— В этом вопросе я полностью поддерживаю официальную позицию Минздрава. Всю страну невозможно обеспечить замером антител. Уже известно, что средняя продолжительность высокого титра антител в случае дельта-штамма, который сейчас уверенно вытеснил остальные штаммы на территории нашей страны, составляет шесть месяцев. Понятно, что у кого-то это шесть с половиной, у кого то семь, но Минздрав совершенно верно взял планку в шесть месяцев, после чего рекомендует ревакцинироваться.

— Почему же раньше речь шла о полутора-двух годах?

— Если раньше нас от всех предыдущих штаммов коронавируса эффективно защищали клетки памяти, и эта защита действительно действовала до двух лет, то в защите от дельта-штамма приходится рассчитывать не на клетки памяти, а на циркулирующие в крови в данный момент антитела. Этот штамм коварен именно тем, что его необходимо нейтрализовать на входе, а не когда он уже проник в наши клетки, когда с ним трудно бороться. Поэтому рекомендовано ревакцинироваться через шесть месяцев.

— То есть теперь каждые полгода мы должны делать такую прививку?

— Точно сказать этого мы не можем. Вероятно, появятся другие штаммы, которые будут вести себя по новым «правилам». Мы будем их изучать, и, возможно, появятся другие рекомендации.

— Знаю, что в своём институте вы работаете над созданием новых универсальных вакцин, которые защитят нас от всех возможных штаммов. Как движется эта работа?

— Речь идёт о новой технологии, которая принципиально отличается от нынешней. Технология, лежащая в основе создания «Спутника-V», позволяет быстро создавать вакцины от разных типов возбудителей — от вируса Эбола до нынешнего коронавируса. Но это специфическая вакцина, воздействующая только на конкретного возбудителя.

Однако мы довольно часто сталкиваемся с ситуациями, когда в популяции циркулируют различные типы возбудителей одновременно, поэтому необходимо объединить в одной вакцине сразу несколько антигенов, или S-белков, на которые в случае ковида в нашем организме вырабатываются протективные защитные антитела.

Может, например, создаться ситуация, когда будет не один дельта-штамм циркулировать, как сейчас, а сразу несколько штаммов, поэтому нужна технология, позволяющая соединить в одной вакцинной частице сразу несколько S-белков. Такую технологию уже создала наш сотрудник Татьяна Владимировна Гребенникова, член-корреспондент РАН. Сейчас заканчиваются доклинические испытания. Эта вакцина будет защищать нас и наших детишек от многочисленных штаммов ротавируса, которые атакуют нас одновременно. Также ведётся работа с коронавирусом. Такая конструкция сможет эффективно защитить от различных штаммов коронавируса, и я надеюсь, что эта работа тоже скоро завершится.

Следующий этап этой технологии — попытка создать вакцину, которая будет иметь антигенные детерминанты, или белки от разных возбудителей, одновременно циркулирующих в популяции. Речь идёт в первую очередь о вирусах гриппа и ковида. Такая вакцина сможет защитить от активных штаммов обоих вирусов. Это большое, длительное исследование, и мы делаем всё возможное, чтобы завершить его как можно скорее.

— Как отреагирует иммунитет, если мы будем совмещать эти вакцины?

— Дело в том, что это не две вакцины, объединённые в одном шприце. Это другая технология. Две вакцины действительно лучше не объединять. Например, вакцина БЦЖ от туберкулёза вызывает клеточный иммунитет, а ряд других — гуморальный. Если вакцины вызывают разные типы иммунной защиты, их надо развести во времени на 2–3 недели. За это время иммунная система приходит в нулевую точку.

А наша вакцина будет вызывать однохарактерный иммунный ответ, поэтому её компоненты смело можно объединять. Такая конструкция выступает для нашей иммунной системы как одно целое. Мы имитируем инфекцию, вызванную вирусом. Сходство в том, что когда вирус проникает в организм, иммунный ответ идёт на все белки, которыми покрыта оболочка этого вируса. Точно так же и тут ответ будет идти на все антигенные детерминанты. Однако патологический процесс при этом не развивается, а только иммунный ответ. Вакцинация — это обман иммунной системы во благо, чтобы в тот момент, когда человек встретится с настоящей инфекцией, он оказался способным противостоять ей с помощью антигенного ответа, полученного в результате этой вакцинации.

— Александр Леонидович, к сожалению, нередки случаи, когда сами врачи отговаривают вакцинироваться. Что делать в этой ситуации?

— Это говорит только об одном: какими бы высокими степенями ни обладал этот доктор, он плохо учился. Это дремучая непросвещённость, непрофессионализм, и то, что такие вещи продолжают происходить, свидетельствует о том, что профессиональное сообщество недостаточно строго относится к сертификации тех специалистов, которые начинают заниматься широкой практикой. Таких людей профессиональное сообщество вообще не должно рассматривать в качестве врачей.

— Вы предлагаете отстранять их от работы?

— Других вариантов нет. Ведь вместо того чтобы спасать человека, такой врач его убивает. Это стало очевидно ещё со времён Пастера.

Речь может идти о том, чтобы рекомендовать ту или иную вакцину, говорить о возможных побочных эффектах, интересоваться состоянием здоровья у аллергиков, но ни в коем случае врач не должен говорить о вреде вакцинации. Это то же самое, что капитан скажет: не надевай спасательный круг или спасательный жилет, он будет сковывать твои движения. А если этому человеку придётся пробыть в воде длительное время и без этих средств защиты он попросту погибнет?

— Часто врачи используют аргументы, которые могут реально напугать. Например, говорят молодым женщинам, что у них разовьётся бесплодие. Что вы можете на это сказать?

— Вся мировая наука и в частности наши коллеги из института акушерства и гинекологии под руководством академика Лейлы Владимировны Адамян провели масштабное исследование, показавшее, что вакцина «Спутник-V» никоим образом не влияет на репродуктивную способность ни женщин, ни мужчин. В то же время ковид резко подавляет подвижность сперматозоидов и соответственно возможность зачатия. Поэтому согласно всем рекомендациям, как нашим, так и международным, если люди планируют завести ребенка, им необходимо вакцинироваться. Если они уже ожидают ребёнка, всё равно пусть вакцинируются. Это безопасно. В нашем исследовании участвовало 33 тысячи мужчин и женщин, среди которых многие вакцинировались уже после зачатия ребенка. Мы за ними ведём наблюдения, все успешно разрешились, родились прекрасные дети, никакие не мутанты. Среди этих людей есть наши сотрудники и даже мои родственники.

— Александр Леонидович, как вы думаете, зачем люди, врачи в том числе, множат все эти страшилки про чипировние, ужасные осложнения, про то, что вакцина  это наркотик, яд медленного действия и так далее? Это только безграмотность или есть другие причины?

— Эта тема, как оголённый нерв: только прикоснись, и ты будешь на волне. Это называется хайп. Возможно, людям не хватает адреналина, а последствия самые тяжёлые. Вы только представьте — в стране уже более тысячи умерших от ковида за один день. Это как три пассажирских самолёта разбиваются ежедневно. Наше государство, Минздрав должны ввести процедуру отстранения от работы врачей, пропагандирующих антипрививочные принципы, потому что мы находимся в чрезвычайной ситуации, и это на совести тех, кто распространяет антинаучную ложь.

— Как вы оцениваете роль прессы во время пандемии? Правильно ли, что мы пытаемся находить специалистов, задавать вопросы  или лучше бы не мешали работать?

— Роль прессы как сразу после создания вакцины, так и в тот момент, когда она стала массовым продуктом, вышла на первый план во всей эпопее под названием «защити население своей страны от пандемии». Насколько быстро и точно вы донесёте мысль о необходимости вакцинации, настолько ближе мы окажемся к нашей общей заветной цели. Роль прессы сейчас определяющая, архиважная. Как ребёнка учат с детства мыть руки и чистить зубы, так и мы все должны с детства приучать всех к мысли о необходимости  вакцинации от опасных возбудителей болезней. Это нормальное поведение современного человека. Все россказни в отношении вакцинных препаратов не будут бытовать в нашем обществе, если все единым фронтом выступят с этими идеями. Такое количество смертей в мире, где существует развитая наука и препараты, позволяющие избежать болезни, — это дикость и нонсенс, и мы должны положить этому конец.

Автор: Наталия Лескова

Источник: «Наука и жизнь» (nkj.ru)






Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее