Портал функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Львиное спокойствие

«Гормон любви» успокаивает львов

(Фото: Tambako The Jaguar / Flickr.com

Львов трудно назвать дружелюбными — в пределах своего прайда они ещё готовы худо-бедно общаться и дружить друг с другом, но с чужаками львы уж точно не церемонятся. Тот, кто нарушает чужую территорию, рискует нарваться на жестокую драку, и даже просто услышав чей-то незнакомый рёв издалека, львы обязательно ответят в таком же угрожающем тоне.

Пока они живут в дикой саванне, такое поведение вполне оправдано. Но если речь идёт о заказнике, заповеднике или вообще какой-то ограниченной территории, где львов из разных прайдов собирают ради сохранения численности, лечения, защиты от охотников и т. д., то тут агрессивность львов по отношению друг к другу становится проблемой. Впрочем, эту проблему можно решить с помощью окситоцина. Его часто называют «гормоном любви» — он усиливает эмоциональную привязанность, помогает общаться детям и родителям, друзьям, влюблённым, вообще помогает социализироваться. (Хотя справедливости ради надо заметить, что действовать он может по-разному: эффект окситоцина зависит от социального контекста, и в определённом контексте он способен вызывать не любовь, а агрессию.)

Сотрудники Университета Миннесоты опробовали окситоцин на группе львов в одном из заповедников Южной Африки. Львам сквозь проволочную сетку давали небольшие куски мяса на палке, и пока они хватали мясо, им в нос брызгали окситоциновым спреем. В статье в iScience говорится, что с окситоцином львы если и не начинали дружить с первым встречным, то, по крайней мере, становились спокойнее по отношению друг к другу. Например, даже когда львы вместе играют с игрушкой, расстояние между ними обычно не меньше семи метров — а после окситоциновой обработки это расстояние уменьшалось в два раза. С «гормоном любви» они слабее реагировали на потенциальную угрозу своей территории, например, они не рычали в ответ на чужое рычание, которое им крутили в аудиозаписи. Однако когда дело доходило до еды, окситоциновая толерантность улетучивалась — «гормон любви» был бессилен против желания урвать себе побольше мяса.

Портал журнала «Наука и жизнь» использует файлы cookie. Продолжая пользоваться порталом, вы соглашаетесь с хранением и использованием порталом и партнёрскими сайтами файлов cookie на вашем устройстве. Подробнее